Будуар онлайн


© 2013 Rizzoli International Publications

Text © 2013 Betony Vernon

Illustrations © 2013 François Berthoud

© Степанова Л.И., перевод на русский язык, 2014

Глубокое сексуальное удовлетворение – вот, что является фундаментом прочных, содержательных и серьезных интимных отношений. Известно, что независимо от своей сексуальной ориентации люди, которые ведут более свободную и раскрепощенную сексуальную жизнь, более здоровые, счастливые и получают больше удовлетворения от жизни в целом. Я считаю своей миссией помочь людям – женщинам и мужчинам – наслаждаться жизнью в полной мере.

Мы живем в атмосфере, полной сексуальной энергетики, когда средства массовой информации используют мощь секса и соблазнения для того, чтобы приносить прибыль корпорациям в любой области – от порнографии до бесконечного числа совершенно не связанных с сексом предметов потребления. Но в этом непрерывном потоке сексуальных образов благополучия и удовлетворенности нигде нет связи с личным счастьем и гармонией.


В подобной ситуации процветает лишь сексуальное невежество. Современные статистические данные показывают, что потребности и желания сексуально зрелых взрослых людей удовлетворяются только на базовом уровне. Сексуальная неудовлетворенность – основная причина, приводящая пары к расставанию или разводу. Это расстраивающее и часто выматывающее состояние также помогает объяснить, почему так много людей не способны наладить устойчивые интимные отношения.

Что же в конце концов не дает нам испытывать удовлетворение, которого мы так жаждем и вполне заслуживаем?

Последние двенадцать лет я работала консультантом, помогая парам и одиноким людям найти ответы на эти животрепещущие и жизненно важные вопросы, ответов на которые столько же, сколько мужчин и женщин, которые задают их. Я не доктор, и я не лечу как пациентов тех, кто ищет у меня помощи. Все, с кем я работаю – люди, любящие жизнь, которые отбросили свои страхи, чтобы начать поиск и добиться сексуальных знаний, удовлетворения и благополучия, на которые они имеют полное право. Их доверие ко мне и к моему методу, который развивается по мере общения с ними, дает мне редкую возможность исследовать сексуальную сферу жизни за пределами моего собственного личного опыта. На основании этой работы я обрела способность проникать в самую суть и сделала вывод, что в наши дни самая весомая причина сексуального разочарования – не табу на секс как таковой, а, скорее, табу на получение удовольствия.


Источник: www.rulit.me

ШОКИРУЮЩАЯ ПРАВДА, СТОЯЩАЯ ЖИЗНИ, КОТОРУЮ СТОИТ ПРОЧЕСТЬ КАЖДОМУ!

Писать про это не хотела, но люди старшие и умные посоветовали это сделать. Это шокирующая история, которую стоит прочесть каждому, теперь я в этом уверена.Expand text… Она стоила жизни одному из ее участников. И она может спасти чью-то жизнь.

На прошлой неделе я ехала в свой ВУЗ. Немного опаздывала, что было для меня привычно, я стояла в переполненном вагоне, с наушниками в ушах, размышляла о предстоящем госэкзамене. Руки по привычке держала в карманах, и занималась разглядыванием людей возле меня.

Рядом стояли двое парнишек, тетка в необъятной шубе и пожилой человек в добротном пальто, меховой шапке и с блестящим кашне на шее.Собственно, смотрела я на его кашне, размышляя о том, какая же это безвкусица. А еще он не очень твердо стоял на ногах. Вернее, практически не стоял.

Вынув наушники, я стала прислушиваться, что говорят про него парнишки-те острили на тему «середина дня, а уже пьяный в каку». Решив, что таки человек в кашне действительно пьян, я заткнула уши, начала вспоминать свою бурную молодость и задумалась. Ведь, выпив столько, что не можешь стоять, ты будешь источать определенный аромат, который не забить жвачками, зубной пастой и одеколоном.

От человека в кашне не пахло совсем. Это было странно.


Из вагона мы вышли вместе. Он, покачиваясь и чуть ли не падая, пошел в сторону перехода на другую ветку. Я взвесив, смогу ли я не думать весь день о том, что могла помочь пьяному избежать падения под поезд, но прошла мимо…

… чертыхнулась про себя, но подошла к нему и спросила, все ли в порядке. Человек ответил — и это было страшно. Потому что он ПЕРЕПУТАЛ СЛОГИ В СЛОВАХ. Поняв по моему лицу, что что-то не так, он испуганно на меня посмотрел.

Вспомнив одно время тиражировавшиеся в соц. сетях описания признаков инсульта, я с замиранием сердца попросила его улыбнуться. Просьба была странная, мне пришлось его уговаривать: «Ну, пожалуйста, улыбнитесь!Красивая молодая девушка просит Вас об улыбке — неужели вы не улыбнетесь?» Он попробовал улыбнуться.

Улыбка растянулась на пол-лица. ЭТО БЫЛ ИНСУЛЬТ!

Что было дальше? Дальше я положила его на лавочку. Дальше я звонила в скорую. Дальше я, перекрикивая гул поездов, ругалась с оператором скорой, потому что мне раздраженным голосом продиктовали семизначный номер — «Это врачи московского метрополитена, туда и звоните». Изрыгнув трехэтажную конструкцию, смысл которой сводился к тому, что у меня на коленях умирает человек, звонить из метро шумно, и вообще ЭТО ВАША РАБОТА, добилась того, что мне сказали «не волнуйтесь, бригада выезжает».

Дальше были 20 минут, которые я не забуду никогда.

С лежащим рядом человеком, который бледнел, зеленел — умирал на моих глазах. С проходящими мимо людьми, которых я умоляла дойти хотя бы до тетеньки в будке эскалатора и сказать, что тут происходит, или привести мента. И которые либо просто проходили мимо, либо останавливались, говорили «девушка, мне некогда» и уходили. Потом приехала скорая. Мужчину быстро погрузили на носилки и… кошмар продолжился.


Я понимаю — час пик. Все опаздывают. Всем некогда. Но кем нужно быть, чтобы НЕ ПРОПУСКАТЬ ВРАЧЕЙ С НОСИЛКАМИ, НА КОТОРЫХ ЛЕЖИТ БЕЛЫЙ, КАК ПРОСТЫНЯ ЧЕЛОВЕК??? То есть, это риторический вопрос. Нужно быть БЕЗДУШНОЙ толпой.

Через пару часов мне позвонил мальчик из бригады, который взял мой номер, и сказал, что мужчина умер в машине на подъезде к больнице — слишком долго он ждал помощи и не дождался. Я даже не знаю, как его звали.

Но теперь я знаю страшную, чудовищную вещь — я могу умереть на глазах нескольких сот людей, и никто не остановится. Меня не станет — но ОНИ НЕ ОПОЗДАЮТ. И рассчитывать можно только на себя, да чуть-чуть на Бога.

И еще — я не зареклась писать в соц. сети всяческие призывы и тому подобное. НО ПОЖАЛУЙСТА! Отрывайтесь иногда от своих мыслей и смотрите по сторонам. Пожалуйста, даже если вам кажется, что человек рядом с вами пьян, псих, неадекват, не бойтесь подойти и посмотреть внимательнее, точно ли это алкоголь, наркотики, психическое заболевание. Максимум плохого, что может с вами случиться — вас пошлют дорогой длинной куда подальше. НО ЭТО НЕ ТАК СТРАШНО! А, может быть, вы спасете человеку жизнь??? Или, хотя бы, дадите ему шанс за эту жизнь побороться…


И еще… У вас займёт всего одну минуту прочесть следующее… Нейрохирурги говорят, что если они в течении 3 часов успевают к жертве инсульта, то последствия приступа могут быть устранены. Трюк состоит в том, чтобы распознать и диагностицировать инсульт и приступить к лечению в первые 3 часа — что, конечно, не просто.

Распознай инсульт: Существуют 4 шага к распознанию инсульта:

▪ попроси человека улыбнуться (он не сможет это сделать нормально);
попроси сказать простое предложение (напр. «Сегодня хорошая погода»);
попроси поднять обе руки (не сможет или только частично сможет поднять);
попроси высунуть язык (если язык искривлён, повёрнут — это тоже признак).

Если проблемы возникнут даже с одним из этих заданий — звони в неотложку и описывай симптомы по телефону. Один кардиолог сказал, что, разослав это сообщение как минимум 10 адресатам, можно быть уверенным, что чья-нибудь жизнь — может быть и ваша — будет спасена. Мы шлём каждый день столько «мусора» по свету, что может стоит разок пустить по проводам действительно что-то полезное и нужное.

Если понравилась статья, то подписывайся на паблик "Путь мудреца"! Здесь ещё очень много интересного!

Источник: vk.com

Возможно, что урок затянется.


ЭЖЕНИ. — Единственное моё желание, милая подружка, это слушать тебя тем более, мы уже пообедали, в льё отсюда. Я смогу ждать до восьми вечера и не почувствую никакого голода.

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Ну, тогда пойдём в мой будуар, там мы будем чувствовать себя свободнее. Я уже предупредила слуг: будь уверена, никому не взбредёт в голову нас беспокоить.

(Взявшись за руки, они входят в будуар.)

ДИАЛОГ ТРЕТИЙ

Сцена разворачивается в роскошном будуаре

ГОСПОЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ, ЭЖЕНИ, ДОЛЬМАНСЕ

ЭЖЕНИ, в изумлении, что видит мужчину, которого не ожидала здесь найти. — О Боже! Моя дорогая, нас выдали!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ, не менее удивлённая. — Странно, сударь, что Вы уже здесь!

Вас ведь пригласили явиться к четырём?

ДОЛЬМАНСЕ. — Я хотел поскорее вкусить счастье видеть вас, мадам. Я встретил вашего брата, он почувствовал, что моё присутствие окажется вам полезным, когда вы станете давать уроки мадемуазель. Он догадался, что именно здесь будет находится лицей, где будет вестись преподавание. Он тайком провёл меня в ваши покои, вовсе не предполагая, что вы можете рассердиться. Что же касается его самого, он знает, что его практические занятия потребуются только после теоретических рассуждений, поэтому он появится позже.

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Знаете, Дольмансе, это неожиданное изменение…

ЭЖЕНИ. — … из-за которого я не желаю оказаться обманутой, моя милая подруга.


Всё это из-за вас… По крайней мере, могли бы со мной посоветоваться… а вместо этого вы меня позорите. Это неизбежно нарушит все наши планы.

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Уверяю, Эжени, мой брат несёт ответственность за это, а не я. Но здесь нет причин для тревоги. Дольмансе, которого я знаю как человека деликатного и с философским складом ума, будет весьма полезен для твоего обучения. Он лишь будет способствовать выполнению наших замыслов. Он никому не проболтается, на него можно положиться так же, как и на меня.

Поэтому советую тебе, милая моя, познакомиться поближе с этим человеком, в высшей степени одарённым способностью воспитать тебя, повести тебя по пути счастья и наслаждений, которые мы хотим отведать вместе.

ЭЖЕНИ, краснея. — О! Всё равно, меня это так огорчило…

ДОЛЬМАНСЕ. — Полно, прелестная Эжени, успокойтесь… Стыд — это старомодная добродетель. С вашим очарованием вам должно быть прекрасно известно, как без него обходиться.

ЭЖЕНИ. — Но приличия…

ДОЛЬМАНСЕ. — Ха! Варварство, на которое в наши дни не обращают внимания.

Они противоречат Природе! (Дольмансе хватает Эжени, обнимает её и целует.)

ЭЖЕНИ, пытаясь вырваться из его объятий. — Перестаньте, сударь!.. Вы обращаетесь со мной без всякого ко мне уважения!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Эжени, послушай меня, давай перестанем вести себя по-ханжески с этим очаровательным джентльменом. Я знакома с ним не лучше, чем ты, однако взгляни, как я ему отдаю себя! (Целует его взасос.) Бери с меня пример.


ЭЖЕНИ. — О! С огромной радостью — кому же мне подражать, как не тебе? (Она принимает объятья Дольмансе, который страстно целует её, проникая языком ей в рот.)

ДОЛЬМАНСЕ. — Очаровательное, восхитительное создание!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ, целуя её так же. — Ты что же думаешь, девонька, я упущу свой черёд? (При этом Дольмансе, держа в объятиях сначала одну, а потом другую, примерно четверть часа лижет каждую из них, а они лижут друг друга и его.)

ДОЛЬМАНСЕ. — Ах! От этих прелиминарий желание начинает меня пьянить!

Сударыни, здесь ужасно жарко, давайте скинем одежды, нам будет гораздо удобнее вести беседу.

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Вы правы, сударь. Наденем эти газовые сорочки: они будут скрывать лишь те наши прелести, которые пока надо прятать от желания.

ЭЖЕНИ. — В самом деле, дорогая, вы склоняете меня к таким вещам!..

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ, помогая ей раздеться. — Совершенно нелепым, не так ли?

ЭЖЕНИ. — Уж во всяком случае, очень неприличным, я бы сказала… Ах! как ты меня целуешь!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Прелестная грудь!.. Это роза, только сейчас полностью расцветающая.

ДОЛЬМАНСЕ, разглядывая груди Эжени, но не прикасаясь к ним. — … и которая обещает другие прелести… куда более предпочтительные.

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Более предпочтительные?


ДОЛЬМАНСЕ. — О да! Клянусь честью! (Говоря это, Дольмансе пытается повернуть Эжени, чтобы изучить её сзади.)

ЭЖЕНИ. — Нет-нет, умоляю вас!

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Нет, Дольмансе… Я пока не хочу, чтобы вы видели предмет, имеющий на вас такое влияние, что, раз увидев его, вы не сможете рассуждать хладнокровно, а мы нуждаемся в ваших уроках. Сначала преподайте их нам, а потом мирты, которых вы так домогаетесь, станут вашей наградой.

ДОЛЬМАНСЕ. — Хорошо. Но для наглядности, чтобы дать этому милому ребёнку первые уроки разврата, необходимо, мадам, ваше согласие участвовать в упражнении, которое должно последовать.

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Так и быть! Ну, хорошо, смотрите, я совершенно голая.

Можете строить свои рассуждения с моей помощью сколько хотите!

ДОЛЬМАНСЕ. — Ах! какое прекрасное тело!.. Это сама Венера, украшенная Грациями!

ЭЖЕНИ. — О! моя дорогая подружка, какая прелесть! Какой восторг! Я хочу пожирать тебя глазами, хочу покрыть тебя поцелуями. (Она это проделывает.)

ДОЛЬМАНСЕ. — У неё прекрасные задатки! Но умерьте немножко свой пыл, прекрасная Эжени, пока мне нужно только ваше внимание.

ЭЖЕНИ. — Да-да, давайте продолжать, я слушаю… Но как она красива… такая пухленькая, такая свежая!.. Не правда ли, сударь, моя подруга очаровательна?

ДОЛЬМАНСЕ. — Конечно же, она прекрасна… чудо на неё глядеть. Но я убеждён, что вы ни в чём ей не уступаете… А теперь слушайте меня внимательно, прелестная маленькая ученица, иначе, если вы не будете послушной, я воспользуюсь всеми правами, щедро дарованными мне званием вашего ментора.


Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — О да, Дольмансе, отдаю её на ваше попечение. Если она будет плохо себя вести, дайте ей нагоняй.

ДОЛЬМАНСЕ. — Вполне возможно, что мне не удастся ограничиться одними увещеваниями.

ЭЖЕНИ. — О Боже! Вы меня пугаете… Что же вы тогда со мной сделаете, сударь?

ДОЛЬМАНСЕ, заикаясь от волнения и целуя Эжени в губы. — Накажу… покараю.

Я буду взыскивать с этой прелестной жопки за провинности головы. (Он шлёпает её поверх газовой сорочки, которая теперь надета на Эжени.)

Г-ЖА ДЕ СЕНТ-АНЖ. — Да, я одобряю намерение, но не согласна с вашими действиями. Давайте-ка начнём урок. А то краткое время, которым мы располагаем, чтобы насладиться обществом Эжени, растратится на предисловия, и никакого воспитания не получится.

ДОЛЬМАНСЕ, прикасается, по мере объяснения, ко всем участкам тела г-жи Сент-Анж. — Начинаю. Не стану говорить об этих полушариях плоти: вам, Эжени, как и мне, хорошо известно, что они равнодушно называются бюст, груди, сиськи. Наслаждение делает их весьма полезными: любовник, среди забав, не спускает с них глаз. Он ласкает их, тискает. Некоторые любовники создают из них престол наслаждения: между двумя холмами Венеры любовник удобно устраивает свой член, женщина сжимает груди, сдавливает его и, после некоторых трудов, кое-какие мужчины могут добиться излияния туда восхитительного бальзама, истечение которого — истинное счастье для распутников… Кстати, мадам, не пора ли сказать нашей воспитаннице пару слов о члене, о котором мы будем говорить без умолку?

Источник: libking.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.